sekirin (sekirin) wrote,
sekirin
sekirin

Categories:

обыденное Зло

Ниже - описание эпизода - как люди, питающиеся
за счёт наших налогов, не просто выступили на
стороне врага в борьбе за историческую память, но и
нанесли мне серьёзный непосредственный ущерб,
который я затрудняюсь классифицировать ("моральный"
- недопустимо мягко). Текущее состояние: в Главном
управлении по охране исторического и культурного
наследия говорят, что обращение передали человеку,
который готовит письмо - быстрых подвижек не
ожидается, если что-то изменится - постараюсь
написать. В связи с нехваткой времени просто
компоную фрагменты писем с минимальной правкой.
-----
...Хочется изложить случай, который меня
возмутил и несколько выбил из колеи - как охранник
отобрал и засветил мою плёнку, уничтожив среди
прочего кадры, на которых был снят приезжавший в
Киев мой знакомый из Москвы.

Итак, фирма, где я работаю, выкупила корпуса
на территории бывшего завода "Радикал". Завод -
химический, спроектирован в 1930-е гг. и построен в
1951. г. Архитектура - соответствующая, на одном из
производственных корпусов - даже лепные украшения
(сделанные скромно, но со вкусом). С моей точки
зрения - безусловно памятник истории: его
проектировали и строили и на нём работали наши деды
и отцы, и - аналогично Днепрогэсу - для воспитания
детей и внуков в духе гордости за своих предков
следовало бы подобное изображать на открытках и в
фотоальбомах и рассказывать о том, как
отечественные специалисты смогли наладить
собственное производство - не создавая
инвестиционный климат, чтобы кто-то привёз им
готовые технологии, и нанимаясь к хозяину этих
технологий, а самим развивая то, что нужно для
процветания и обороноспособности страны. (Для
сравнения: дочь бывшей жены привозила из Израиля
журнал на русском, где с гордостью писалось, как
израильские специалисты, создавая собственное
военное самолётостроение, сумели путём
промышленного шпионажа получить из Швейцарии часть
технологической документации, но потом шпионаж
раскрылся, полностью получить документацию не
удалось, и тогда израильские инженеры сами
доработали необходимые технологии; писалось именно
с гордостью).
В 90-е гг. завод был закрыт, а оборудование
в основном разворовано - по этому поводу были статьи
в прессе. (Ссылки:
http://www.zn.ua/3000/3320/38139/ ,
http://www.kontrakty.com.ua/ukr/gc/nomer/2000/2000-28/28prakt.html
). В настоящее время часть корпусов полуразрушены
(что придаёт им дополнительную живописность), а
часть переданы различным фирмам и реконструированы
с резким упрощением облика -вспомогательные
сооружения (башенки и т.п.) разрушают, а стены
оставляемых обшивают т.н. вагонкой, после чего они
представляют собой классические "агрессивные поля"
в смысле видеоэкологии по В.А.Филину.
Так вот, видя, как очередной корпус обшивают
вагонкой, я решил заснять наиболее интересные
сооружения, пока их не разрушили и не обшили
вагонкой. В перспективе можно было бы рассказать о
заводе на заседаниях клуба им. Э.Рахлиной, и
иллюстрации были бы очень кстати. Наиболее
интересно, что я успел несколько раз по пути от
ворот почти до места работы открыто осуществить
наводку и щёлканье затвором, пока в очередной раз,
при попытке снять небольшое здание, в котором перед
выборами (2007,9,30) арендовала помещение под офис
Соцпартия, меня не заметил начальник охраны. Он
заявил, что фотографировать на территории
запрещено, потребовал отдать фотоаппарат, вынул,
полностью засветил, смял и напоследок забрал себе
(!) плёнку, после чего потребовал пройти на
проходную.
Особенно неприятно, что в начале этой плёнки
был снят мой приехавший из Москвы знакомый - в
итоге соответствующие кадры уничтожены.
На проходной стояли четыре типа (которых я
заметил ещё когда входил). Начальник охраны с
гордостью доложил им, что поймал нарушителя. Сам
начальник охраны - резко антиинтеллектуального
облика; двое из стоящих у входа в разговор не
вступали, и их я не запомнил; ещё один вызывал
ассоциацию с фразой из Вершинина - "украинец, да
ещё сельский" (
http://www.geocities.com/lv_site/20031218_nenavist.html
; статья Вершинина интересна и сама по себе), и
просто с важным видом изрекал нечто типа "А Вы
знаете про такую организацию, как СБУ"(=Служба
безпекы Украёны; сотрудники республиканского
управления КГБ давали присягу защищать советский
народ, проморгали опасность сепаратизма, изменили
присяге и под новым названием служат новым
хозяевам) и укладывался в поведенческий паттерн, о
котором я писал ранее, а ещё один выглядел вполне
нормально. Он повторил, что фотографировать на
территории запрещено, спросил, где я работаю, и,
похоже, был несколько разочарован, что я работаю
здесь, а не проник как злоумышленник. (Из его речи:
когда на его вопрос, чем я занимаюсь, я сказал, что
выполняю канцелярские обязанности, он ответил: ну
вот и выполняйте канцелярские обязанности). Я
спросил, от кого исходит запрет. Он сослался на
руководителя ОАО "Радикал" Д.В.Стадника (по другим
данным, Стадник - судебный исполнитель,
ответственный за санацию обанкроченного ОАО
"Радикал"). Я попросил начальника охраны передать
Стаднику письмо (аналогичное прилагаемому письму в
Главн. упр. охраны истор. и культурн. наследия, см.
ниже) с просьбой разрешить съёмку объектов,
представляющих культурную и историческую ценность.
Тот согласился передать.
После этого я позвонил замдиректора и изложил
ситуацию. Тот в конце дня сказал, что он поговорил
с начальником охраны, забрал и порвал моё письмо
(хотя я об этом не просил), уточнил, что
фотоаппарат мне вернули, и чтобы я забыло
происшедшем (на что я ответил, что зло можно
прощать, но нельзя забывать - см. рассуждение
Крылова в конце данной заметки). Насколько я понял
замдиректора, по его словам, на предприятии была
комиссия (не спросил, из СБУ или из какой-то другой
организации), и начальник охраны решил перед ними
продемонстрировать служебное рвение.
Примерно через неделю или две уже обычные
охранники, когда я захожу на территорию
предприятия, заявляют мне: Васыль Васыльовыч (тот
самый начальник охраны) приказал Вас не пускать.
Жду, пока подходит Васыль Васыльовыч. Онобъясняет:
не "не пускать", а "не фотографировать". Спрашиваю
его, передалли он письмо Стаднику и что тот
ответил. Тот задумался (придумывал ответ?) и
ответил: он наложил резолюцию, что запрет исходит
от СБУ. Я спросил замдиректора - так порвал он
письмо или нет. Он так и не ответил прямо, похоже,
ему было неприятно говорить об этом, и я прекратил
разговор.
В итоге так и неясно, от кого исходил запрет
и законен ли он.
Вспоминается, как одним из лозунгов
Перестройки (название неудачное, но лучшего не
приходит в голову) была отмена явно вредящих
запретов - типа запрета ксероксов или публикации
реальных карт и аэрофотоснимков. При всём
патриотизме и готовности верить властям было
невозможно понять, как получается, что граждане
стран Запада могут откопировать себе понравившуюся
газетную заметку или даже купить себе в
комиссионном подержаный копировальный аппарат, а у
нас люди получают зарплату за слежение за тем,
чтобы копировальные аппараты стояли в опечатываемой
комнате и т.п., или что граждане стран Запада могут
у себя купить реальные карты наших (!) городов или
снимки своего города и с гордостью за свою страну
рассматривать их, а мы - лишь "условные и
безмасштабные". Из той же серии - то, что их дети
играли с игрушками, реалистично изображающими их
современные истребители и т.п., и опять-таки
испытывали гордость за свою страну, а наши были
лишены подобной возможности, или что в результате
засекречивания ракетоносителя "Протон" в доходящих
до нас сделанных американцами обзорах космической
техники мы выглядели отстающими, и мысль
канализировалась в нужное нашим конкурентам русло -
в чём же дело, что мы так отстаём, наверно, что-то
они делают правильно, а мы неправильно, наверно,
надо и нам ввести рынок и демократию. После
Перестройки казалось, что подобное зло - вредящие
запреты - навсегда ушло в прошлое; оказывается, не
ушло. Не так бы было противно, если бы страна при
этом проводила политику в твоих интересах, и было
бы понятно усердие в секретности - вместо этого
руководство пытается понравиться Западу (у Ваджры
писалось, что в 2005-м г. пропускная система в
Кабмине была рассчитана на то, чтобы не пускать
своих сограждан, но сотрудников посольства США
пускали свободно и показывали им всё, что те
хотели).
Интересно, что в институтах, где я работал,
хотя в отдельных лабораториях велись работы тех или
иных степеней секретности, а в Институте физики
вход охраняла милиция, и для входа нужно было
выписывать пропуск, насколько мне известно, запрета
на фотографирование на территории не было,по
крайней мере люди снимались на фоне корпусов, и
никто не возражал. Интересно, что и на "Радикале" я
видел, как люди снимали друг друга - в т.ч.на фоне
того самого офиса Соцпартии на заднем плане; вряд
ли они получали разрешение от СБУ - видимо, важно
просто не попадаться. Удивительно: пройти на
территорию "Радикала" можно, не выписывая пропуска
(достаточно сказать,что идёшь на одну из
расположенных на его территории фирм), но снимать
на территории - по утверждению начальника охраны и
т.п. - запрещено. (Единственная приходящая в голову
аналогия - что в прявилах пользования
метрополитеном написано, что запрещены съёмки на
территории метрополитена без разрешения дирекции;
реально по крайней мере в вагонах (где сотрудники
не видят) этот запрет явно нарушается, и его объём
(что считать съёмкой) и смысл не вполне ясны).
Вспоминается также рассуждение одного
американца на какой-то конференции по
демократизации и гласности (было приведено, если не
ошибаюсь, в журнале "Знание - сила" в конце 80-х
гг.). Пересказ: вы даже не чувствуете, как вас
приучают к тоталитаризму. Пример: в гостинице, где
я остановился, отключили горячую воду. Конечно, это
не является жизненно важным, но вы вдумайтесь: мне
не сказали, на какой срок отключают воду; мне не
сказали, зачем её отключают; мне не сказали, кто
ответственный за отключение; более того - меня
вообще не предупредили, что её отключат. Вот так,
начиная с мелочей, человека и приучают, что
касающиеся его решения принимают за него, не
отчитываясь перед ним. (Конец пересказа).
Напоминает данную ситуацию, особенно в том, что
неизвестно, зачем введён запрет и кто ответственный
за него (а также - законен ли он).
У пользователя eva_mori есть любопытное
рассуждение о стрессе -
http://eva-mori.livejournal.com/3625.html ;
выводы: если хотите выжить - не стесняйтесь гнева и
ярости. Так вот, осознание, что вроде побеждённое
зло живо, вызвало у меня явные симптомы стресса -
никогда раньше с такой чёткостью их не ощущал:
повышенный тонус мышц, чередующиеся озноб и жар,
тошноту и т.д. (сейчас симптомы ослабели,хотя до
конца не прошли; по аналогии с тем, как после
смерти человека отмечают 9 и 40 дней со дня смерти
как рубежи адаптации родственников к новой
реальности, так и я выделяю 9 и 40 дней со дня
засвечивания плёнки -мол, надо осознать, что
предстоит жить в условиях торжества зла). Кстати,
подтверждаю на личном опыте - от стресса помогает
напряжённая работа, даже глупая (вроде белка в
колесе бегает именно для того, чтобы облегчить своё
состояние при стрессе). Так вот, неприятным явилось
ещё и то, что в условиях вовлечения практически
всех знакомых в "украинский" психоз даже некому
выразить возмущение - люди выглядят безразличными
или тупыми (а ещё один член дирекции и начальник
охраны нашей фирмы упоминали об инциденте чуть ли
не с интонацией типа "какой же ты глупый"). Я
написал заявление в Главное управление охраны
культурного наследия, но, похоже, там поставлено
"украинствующее" руководство, и с их точки зрения
ценно лишь то, что работает на идею отличия
украинцев от русских и угнетения украинцев
русскими, а какой-то завод, построенный русскими
оккупантами, надо, наоборот, поскорее разрушить или
реконструировать. Также я обратился к юристу за
платной консультацией - нельзя ли потребовать
возмещения ущерба хотя бы за отобранную плёнку; он
ответил, что, в отличие от России, в Украине
практика применения законов такова, что законы о
моральном ущербе не действуют, и дела по ним
неоткрываются (!), а про материальный ущерб -
рассматриваются лишь начиная с 500 гривен (= 100$).
(Конец обсуждения возмутившего меня эпизода
с засвечиванием и отбиранием плёнки).
--------
Начальнику Главного управления охраны
культурного наследства /* в спешке не сообразил,
что слово "спадщина" в данном случае следует
перевести не как "наследство", а как "наследие" */
Кухаренко Руслану Ивановичу
Секирина Игоря Всеволодовича
ЗАЯВЛЕНИЕ
Уважаемый Руслан Иванович!
Считаю необходимым обратить Ваше внимание на
наличие в Киеве объектов, имеющих, с моей точки
зрения, явную историческую и художественную
ценность, но, во-первых, в настоящее время
подвергающихся реконструкции с резким упрощением
облика, во-вторых, доступ к которым ограничен (по
утверждению охраны, фотографировать их запрещено,
но законен ли такой запрет - неясно).
Речь идёт о бывшем заводе "Радикал" (ул.
Красноткацкая; спроектирован до войны, построен в
1951. г.). Во-первых, это памятник истории -
аналогично ДнепроГЭСу: его строили и
эксплуатировали наши деды и отцы, он был одним из
крупнейших и передовых по тем временам предприятий
Союза, производивших химическую продукцию - как для
обороны, так и для других целей. Его корпуса
являются примером промышленной архитектуры того
периода; особенно интересно декоративное убранство
корпуса, помеченного на прилагаемом спутниковом
снимке, выставленном на сайте maps.google.com -
теперь жилые дома делаются более примитивными, чем
тогда делался заводской корпус. К сожалению, сейчас
передаваемые тем или иным организациям корпуса
обшивают вагонкой, что превращает их в классические
"агрессивные поля" в видеоэкологическом смысле (по
В.А.Филину).
К сожалению, при попытке заснять здание,
использовавшееся на тот момент как офис Соцпартии,
начальник охраны "Радикала" отобрал и засветил мою
плёнку; когда я спросил, от кого исходит запрет, он
сослался на управляющего санацией ОАО "Радикал"
Д.В.Стадника; я попросил его передать Стаднику
заявление, в котором написал, что в связи с
исторической и художественной ценностью находящейся
под угрозой объектов промышленной архитектуры прошу
разрешить мне заснять их с целью публикации.
Впоследствии я спросил начальника охраны о
результатах - он сказал, что Стадник наложил
резолюцию о том, что запрет фотографировать исходит
от СБУ. В то же время есть основания полагать, что
на самом деле письмо было уничтожено и Стаднику не
было показано (для краткости детали опускаю).
Интересно, что пропуска для прохождения на
территорию бывшего завода не требуется - достаточно
сказать, что идёшь на одну из находящихся на его
территории фирм. Раньше предприятие, очевидно, было
режимным, и фотографировать на его территории
действительно было запрещено, но и пройти на его
территорию без пропуска тоже было запрещено, а
теперь предприятие давно не работает, оборудование
в основном разворовано, корпуса полуразрушены (что
придаёт им особую живописность), пропуска для входа
не требуется - было бы странно, если бы оказалось,
что после Перестройки, одним из лозунгов которой
было устранение наносивших лишь вред запретов
(запрет ксероксов, издание "условных и
безмасштабных" карт и т.п.), когда, казалось бы,
подобное зло окончательно ушло в прошлое, данный
запрет остаётся кормушкой для следящих за его
соблюдением.
В условиях, когда из экономических
соображений изменение облика промышленных корпусов
вряд ли можно предотвратить, крайне желательным, на
мой взгляд, была бы хотя бы фиксация их облика для
истории с его открытой публикацией - чтобы можно
было воспитывать детей и внуков в духе гордости за
своих предков, построивших и эксплуатировавших этот
завод. Хочется, чтобы из трагических примеров
небрежения к собственной истории (как в случае
лебедевской МЭСМ - первого в континентальной Европе
компьютера) были извлечены надлежащие уроки.
Обращаюсь к Вам, т.к. Вы и возглавляемая Вами
организация имеете больше возможностей для
доведения аргументации до других государственных
органов.
С уважением И.В.Секирин
--------
Зашёл в Глав. упр. по охране культурного
наследия. Опасался, что там окажутся помешанные на
украинскости, но оказалось, что демонстративно
отвечала на украинском лишь сотрудница при входе, а
сотрудники, которым передали мои обращения,
оказались нормальными, приятными людьми. По поводу
метро - сказали, что они уже сами обращались по
этому же поводу (замена старых декоративных
светильников на примитивные рекламные щиты,
демонтаж барельефа и т.п.), но те не ответили, у
управления нет средств на юриста - дело висит. По
поводу завода - попросили уточнить адрес
ответственного за санацию для переписки. Обратился
к охранникам; когда не было начальника - сказали
прийти позже, когда был начальник (ещё один) - он
со злостью сказал "Пройдёмте", мы вышли из
помещения охраны, после чего он потребовал паспорт,
а когда я сказал, что паспорта при себе нет, он
начал кричать, что если я не уйду, он вызовет
милицию, и меня арестуют - "Так что лучше уходите,
до свидания". Это был вечер; я ответил о "До
свидания" и ушёл, а адрес уточнил у себя на фирме.
--------
...Тот, кто забыл о причиненном ему зле, тем
самым согласился с ним, одобрил и принял Зло, то
есть сам его совершил и стал его частью.
...Не нужно помнить о добре, чтобы творить добро. Но
необходимо помнить о Зле, чтобы противостоять ему.
(Константин Крылов, "Традиция" (
http://www.avtoradionsk.ru/texts/tradit.html
)).

Что я имею в виду под выступлением на стороне
врага в борьбе за историческую память: посреди
уродливых коробок убедительнее будет звучать, что
Запад нас цивилизовал, а до этого мерзкий Совок
лишь клепал ракеты, чтобы поработить цивилизованный
мир, а сам жил в убожестве и т.п. Вид красивого
промышленного здания, построенного твоими дедами,
затрудняет подобную пропаганду.
Ещё рассуждение: в одной статье вспоминалось
рассуждение Жеглова из фильма "Место встречи
изменить нельзя": попавший под подозрение персонаж,
даже если не виноват в убийстве, всё равно виноват
- в том, что не разобрался со своими женщинами.
Если Васыль Васыльовыч придумал запрет, а
проверяющие ему подыграли - вопрос о вине
тривиален; если же он его не придумал - они
виноваты в том, что не боролись за его отмену, а
если не хватило сил или боялись, что это проверка -
в том, что не написали заявлений об увольнении,
чтобы не служить злу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments